Карлос Гардель

   

В память одного друга



(Эдмундо Гиборг)



Edmundo Guibourg - by UrruchúЯ увидел его в первый раз. Это был консервативный политический комитет г.Балванера, расположенный на улице Анчорена, та что между Селая и Тукуман. Им управлял известный предводитель дон Констансио Траверса, который был одним из людей Бенито Вильянуэва, последнего законодателя, очень уважаемого, хотя и не политика.

Тот комитет был очень типичен для эпохи девятисотых, со всеми характеристиками, которые описывали в своих сайнетес (комедиях) Хосе Антонио Салдиас, Альберто Вакаресса и Карлос Маурисио Пачеко, со всем этим "окружением", которое описал мой шурин Самуэль Эйчельбаум в "Красавчик 900-х".

Я помню, мне еще не было и 13, когда я уже ходил в комитет в своем белом школярном чепчике. Еще был один парень, толстячок, он был на 3 - 4 года старше меня и пел под гитару, на которой играл пайадор (исполнитель частушек под гитару) этого комитета Хосе Бенитотти. Этим толстячком был Гардель, а Бенитотти я помню таким: всегда одет в черное, с галстуком, казалось он всегда был в трауре.

Как друга я узнал Гарделя в 1915. Один интеллектуал и признанный "любитель выпить" -барон Дэмарчи, финансировал театральную компанию чтобы создать театр в Бразилии, и это была великолепная группа, в которую входили Ангелина Пагано, Энрике Муино, Элиас Алиппи и дуэт Гардэль - Рацано. Помощник (суфлер) этой трупы был моим большим другом, и мне повезло, еще до того как они уехали, я успел подружиться с ними обоими. Гардель был пылкий и открытый, а Рацанно более сдержанный. К тому же Карлос был более интеллектуален.

Так случилось, что вечерняя газета "Критика" в 1927 г. назначила меня корреспондентом в Европу, и я должен был ехать на том же корабле, на котором ехал Гардель. И мы начали вспоминать как мы вместе жили в Абасто и учителей, которые преподавали нам обоим, хотя учились мы в разных школах. Но все нам было очень знакомо: торговцы, рынок, запах фруктов и овощей, семья актеров, которую он знал и которые были моими школьными приятелями, и отец Пепе Ариас, который продавал фасоль и картошку, и о котором Пепе говорил, что он был адмиралом, для понта, предводители и драчуны, и телохранитель Бенито Вильянуэва, который жил в том же районе Карлитос.

Он так любил пригород Буэнос-Айреса, что купил дом для своей матери, который некогда принадлежал Jean Jaures, что бы она могла жить в том месте, которое они оба так любили и чтобы она вернулась в то место где когда-то работала в гладильне, но уже со всеми удобствами.

Гардель любил этот дом как своих друзей и поэтому покупал его 5 раз Когда он был в турне (на гастролях) то посылал деньги своему другу чтобы тот купил дом. А когда снова приходил на почту, то получал письмо от своего верного друга следующего содержания: "Извини братишка, я проиграл все твои деньги". И это повторялось 4 раза, и Гардель всегда смеялся и платил. Ну а на 5 раз он нашел другого друга, который купил дом.

Когда мы были в Париже, мы любили погулять по ночам и поэтому поднимались только к полудню. Однажды где-то часов в 10 утра заявляется Гардель и будит меня. Давай, говорит, поднимайся и пошли обедать. Мне это показалось странным, т.к. я был на диете. "Нас ждет дон Хасинто Бенавэнте", сказал он.

Туда мы пошли обедать с одним испанским драматургом. И когда начался разговор, Бенавэнте сказал, что он пригласил нас, т.к. его очень интересовал язык танго. И он начал вспоминать что-то "будто в шутку и играя" и другие фразы в таком стиле. Мы объяснили ему значение и таким образом наш разговор стал более доверительным и даже дон Хасинто, который всегда был очень сдержан разговорился.

Он рассказал нам одну историю испанской семантики, которая ассоциировалась с эдаким нашим воровским жаргоном, и которая для него имела корни Лопе дэ Вэга и Гонгора. И сказал: то как мы (аргентинцы) говорим, для них (испанцев) это жаргон. Похоже, что Бенавенте основательно подошел к изучению языка этих хитрецов испанцев, особенно тех, которых посадили в тюрягу Саладэро в Мадриде. Это правда что существует несколько похожих слов, особенно андалузских (здесь имеется в виду, что есть несколько похожих слов в жаргоне между Аргентиной и Испанией). Вот несколько примеров: guita (гита - на жаргоне это деньги), chamuyar (говорить на жаргоне), gayola (клетка, кутузка) - то место, где запирают быка до того как выпустят его на арену.

"Но то, что я всегда знал и еще до того как услышал ваши танго, - сказал он Гарделю, - это то, что “descangayar” это старый испанский архаизм который означает "нападать (грабить) на улице". И знайте же, сказал он смеясь, что на меня в Буэнос-Айресе напали именно на улице Кангайо, так что этот термин меня никогда не удивлял". А когда мы прощались, Бенавенте снова сказал Гарделю об идиоматической важности, которая была в его песнях. Надо же было видеть какое удовольствие это доставило Карлосу. И он не упускал возможности, чтобы очень горделиво сказать мне: "Смотри-ка, я то думал что я просто певец, а оказывается что я еще и лингвист".

Опубликовано в газете La Opinion (Мнение), Буэнос-Айрес, 24 июня 1975 г.
 

Перевод: Чипурнова Катерина, Фатеев Алексей

© www.todotango.com - текст, фото

вернуться